Гипервентиляционный синдром.Смотрите отзывы: семейная психотерапия.

     УДУШЬЕ В РОЛИ МАСКИ, ИЛИ НОВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ НА ГИПЕРВЕНТИЛЯЦИОННЫЙ СИНДРОМ.
 
  Астмофобические,астмоневротические состояния,обозначаемые как гипервентиляционный синдром(далее ГВС),
представляют собой психическую патологию,относящуюся к компетенции психиатра. Но отнюдь не случайно, что описания этих состоянии принадлежат чаще всего не психиатрам, а интернистам и неврологам. Главной причиной несоответствия служит внушительный соматический фасад этой болезни, вследствие чего синдром выступает, скрываясь под маской будто бы собственных заболеваний системы дыхания. 
           ФРЕЙД УКАЗАЛ НА СТРАХ.
 С тех пор, как 3.Фрейд описал среди симптомов кардионевроза "нервное диспноэ"( 1894год), последнее включается в рамки функционального кардиоваскулярного синдрома. Фрейд правильно указал на ведущую роль психопатологических симптомов при этом "невротическом диспноэ", совершенно точно назвав пережитое им самим страдание "неврозом страха". Он также подчеркнул, что этот страх обычно не распознается, поскольку выступает как понятная эмоциональная реакция на непереносимое чувство удушья.
 Ощущение "удушья"(нервное диспноэ) является центральным симптомом ГВС. Оно ложно, мнимо, так как в действительности при этом никакого дефицита кислорода ( гипоксии) и повышения содержания двуокиси кислорода (гиперкапнии) в тканях организма нет. 
  Вместе с тём это ощущение удушья (точнее передаваемое в немецком языке - аtemnot= букв. нет дыхания) ни в коей мере не еcть воображаемый или симулирующий,разыгрываемый для какой либо цели симптом. Это ощущение, реальное и крайне мучительное до непереносимости, переживается как непосредственная угроза жизни. Вот почему пациент всегда придает ему не только объективное, но и причинное значение. "Удушье"он полагает причиной всех других симптомов ГВС: мучительных ощущений в груди и голове, форсированного дыхания с целью "продышаться", тревоги, убежденности в серьезной болезни, угрожающей смертью от удушья. 
 Драматическое впечатление приступ "удушья" производит на окружающих, в том числе и на врачей. Страх удушья оказывается очень заразительным, и врач вслед за пациентом считает "удушье"причиной. всех остальных, в том числе и психических расстройств (тревоги, страха смерти, чувства обреченности. отчаяния и т.п.). 
  Вот почему и поcле Фрейда невротический дыхательный синдром (ГВС) исследуется, главным образом, интернистами и неврологами, а не психиатрами. И несмотря на то, что в международных классификациях болезней Всемирной организации эдравоохранения  МКБ-1О эти состояния отнесены к рубрике"Психические расстройства", у нас они по-прежнему описываются в разделах по неврологии и внутренней медицине.До настоящего времени нет удовлетворительного определения ГВС. В западной психосоматичекой медицине его рассматривают как один из вариантов функционального кардиоваскулярного синдрома.  
Эта неопредёленность находит отражение и во множестве терминологических обозначений: гипервентиляционный синдром, невротический дыхательный синдром, кардиореспираторный синдром, системный дыхательный невроз, нервное диспноэ, невроз страха, кардиоваскулярный синдром, нарушение физиологических функций системы дыхания психогенной этиологии,маскированные депрессии,депрессивные эквиваленты с псевдоастмой, соматизированное или соматоформное психическое расстроиство.  
           ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ.
 Патогенез неврозов, к которым относится ГВС, как и многих психических заболеваний человека, почти неизвестен.  
   В последние годы публикуется все больше и больше результатов исследовании, которые показывают, что при ГВС нет линейной причинно-следственной связи между психогенией и возникновением заболевания. Психогения приводит к заболеванию ГВС только тогда,когда она падает на подготовленную почву болезненно измененного настроения, на так называемые скрытые депрессивные и тревожно-депрессивные состояния.Последние возникают независимо от каких-либо внешних причин и этиология их остается пока неизвестной. 
                    КЛИНИКА.
 Клиника ГВС представлена нарушениями в весьма широком диапазоне - от едва заметной тревоги и ощущения легкой нехватки воздуха, возникающего вместе с дезавтоматизацией непроизвольного дыхания, до тяжелых приступов паники с удушьем, форсированным дыханием, имитирующим астматический статус. 
   Пациенты жалуются на чувство "кислиродного  голодания","невозможность" продышаться;у них изменяется частота, ритм, тип дыхания. Пациенты пытаются компенсировать чувство неполноты вдоха произвольным увеличением глубины и частоты дыхания.Последнее становится при этом неравномерным, прерывается иногда глубокими вдохами,которые напоминают зевоту. 
   Таким образом, дыхание, которое в норме незаметно для субъекта и непроизвольно, становится постоянно произвольно контролируемым и тягостным,а внешне выглядит неестественным и карикатурным, особенно при резких обострениях. Хотя при этом никакого реального удушья (никакой гипоксии и гиперкапнии) нет, само ощущение удушья настолько мучительно, что пациент сразу придает ему каузальное значение, считая его причиной всех остальных патологичесиих ощущений. Вот почему такие состояния часто сопровождаются сверхценно-ипохондрической идеей о кислородном голодании, которое будто бы может достичь опасной черты, если ослабить внимание и волевои контроль за дыханием. Весьма характерно развитие навязчивого страха удушья (клитрофобии или астмофобии). 
  Для динамики ГС довольно типичны пароксизмальные обострения, возникающие через разные промежутки времени. При этих приступах резко усиливаются телесные ощущения в грудной клетке, ипохондрические страхи удушья, смерти. Такие приступы теперь нередко квалифицируют как"панические атаки", но в действительности они представляют собой конкретный вид ипохондрического неистовства со страхом смерти (танатофобией) от удушья.Приступы возникают на короткое время, когда телесные ощущения в груднои клетке резко усиливаются и принимают устрашающий характер. Эти вызывающие панику ощущения резкого механического стеснения в груди (будто перехвата поясом или обручем, сдавления, будто в тисках, вплоть до ощущения полной блокады дыхания и невозможности продохнуть) либо, наоборот, ощущения опустошенности, отсутствия воздуха в легких весьма часто сопровождаются общим чувством наступающей смерти, с аффектом ужаса и отчаяния. 
 В эти мгновения больные осознают себя существующими на грани жизни и смерти,удушье и стеснение в груди держит их словно в тисках,вынуждает усиленно и быстро дышать, чтобы не задохнуться. 
   После астмофобического приступа обычно навязчивые страхи смерти от удушья остаются и больной верит будто действительно был на краю гибели.
 Эти патологические представления заключают в себе не только неверную оценку прошлого ,пережитого и касаются настоящего, но простираются и в будущее в виде постоянного опасения рокового приступа удущья, который они "могут уже не перенести."
 
       Лечебно—восстановительная тактика.                                                                                                                                                                                 Важным условием успеха психотерапии
(гипнотерапия,аутотренинг,рациональная психотерапия,ребефинг) при невротическом дыхательном синдроме является хороший психотерапевтический контакт с пациентом . Необходимо добиться его
доверия и доходчиво разъяснять, что его болезнь не является каким-то загадочным страданием,а представляет для врача хорошо известное расстройство. Следует подчеркивать,что у пациента нет серьезного заболевания системы дыхания и кровооброщения, которого он опасался, что все его расстройства обратимы, а тягостные симптомы могут быть устранены или облегчены с помощью лечения. 
   В психотерапевтических беседах нужно убедительно разъяснять нервную природу страдания. Пациент должен понять, что мучительнейшее ощущение удушья, хотя и не есть воображаемый или симулируемый симптом, вместе с тем является ложным, так как в действительности при этом никакого недостатка кислорода в организме нет, и что конечно же ,при таком заболевании никакого риска умереть от удушья также нет.