О «бедном» гипнозе замолвите слово

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   Знакомство человечества с фактами психического воздействия восходит корнями к    глубокой древности.

   Религия и мистика с незапамятных времен эксплуатировали в своих целях те особые состояния человеческой психики, которые под внушающим влиянием жрецов, магов, священнослужителей и им подобных лиц возникали у верующих во время экстатических молений.

     Сведениями об этом наполнены религиозные книги всех времен и народов. В таком незавидном положении пособника религии и мистики гипноз пребывал в течение веков.

     Однако одновременно в этим возник интерес к нему и у так называемой храмовой медицины, то есть у той формы врачевания, которая в античные времена была тесно связана с религиозными представителями и производясь жрецами Асклепия. Они лечили больных с помощью молитв и заклинаний не столько для их оздоровления, сколько для того, чтобы явить милосердное могущество того божества, поклоняться которому они призывали верующих. Так зародилась широко распространенная в те времена и нашедшая свое отражение в религиозной литературе практика так называемых “чудесных исцелений”. Их существо сводилось к тому, что в обстановке религиозного экстаза с помощью внушений и самовнушений у предрасположенных к истерическим реакциям субъектов, погружаемых к тому же в глубокое гипнотическое, а иногда и более поверхностное гипноидное состояние, устранялись такие функциональные нарушения, как истерическая глухота, слепота, потеря речи, различного рода параличи, потеря способности стоять, ходит и другие симптомы.

   Научная эра психотерапии началась со второй половины XIX века. К этому времени английский хирург Д. Брэд сформулировал концепцию о гипнозе, как о сноподобном состоянии и ввел в обиход термин “гипноз”. В медицине особенно важно изучать прошлое для понимания настоящего и успешной борьбы за здоровье людей в будущем. Ныне значение исторической преемственности осознано повсеместно, и все большее внимание уделяется возрождению выработанных тысячелетиями методов и средств медицины. В 14 штатах Индии, например, осуществляется экспериментальная программа таких исследований. Современная врачебная практика требует применения методов и научной, и традиционной медицины в комплексе с социально-реабилитационными мероприятиями. Достоинствами народно-медицинских средств в этом комплексе является их широта, сочетание специфического и неспецифического воздействия, относительная безвредность, что весьма существенно, личностный психотерапевтический характер.

   Воздействие на психику, на личность – составная часть любого традиционного лечебного мероприятия, причем важная его часть, тщательно разработанная веками практики. Любой прием народной медицины всегда включал и сопровождался психотерапевтическим действием. Любая лечебная мера адресовалась конкретному больному. Народная медицина и современная психотерапия особенно близки, ибо форма некоторых психотерапевтических приемов остается неизменной уже много веков, меняется лишь содержание.

   Хотя знахари и ворожеи бережно хранили свои секреты, исследователям, рьяно взявшимся за дело уже в первой половине XIX столетия, удалось собрать некоторое количество описаний “магических”, исцеляющих болезни процедур и заговоров, в которых они открыли бесценные проявления народной мудрости, наблюдательности и поэзии. Кропотливые изыскания этнографов, филологов, историков и медиков приблизили нас к пониманию сути народной медицины, цель которой, очевидно, не в том, чтобы доставить эстетическое наслаждение больному или позабавить его необычным ритуалом. Знахарь мог не иметь ни малейшего представления о том, откуда взялся в заговорах “остров Буян” и почему при зубных заболеваниях надо непременно молиться святой Антипе, а при лихорадке — Святому Сосинию.      Тем не менее, он лечил, и порой весьма успешно. В начале XX века в связи с развитием и всеобщим признанием различных видов психотерапии и гипноза стало возможным объяснить результаты лечения. Это было шагом к постижению проблемы, и сегодня мы понимаем механизмы воздействия на человеческую психику слова, взгляда, жеста, интонации, зрительного образа.

     Изучение взаимосвязи психотерапии и народной медицины позволяет выделить 2 основных направления: славянское и восточное. В славянской школе лечебное воздействие осуществляли в древности колдуны. Психотерапевтические внушения, преимущественно словесного характера, назывались заговорами. Все заговоры можно разделить на три большие группы:
— врачебные: “от золотухи”, “от зуба” и т.д.;
— психоэмоциональные, психологические: “от сглаза”, “от порчи”;
— прочие: бытовые, погодные и т.д.
   Врачебные заговоры знахари применяют несколько раз в сутки, при этом фиксируют внимание на больной части тела пациента. Заговоры всегда произносятся в отсутствие посторонних наблюдателей, произносятся шепотом, как правило, на очень близком расстоянии от пациента, что делает их более прихотерапёвтически эффективными. Целители заговорами всегда стремятся к образной конкретности внушений, прогоняя “хворь” в “черное болото”, “бездонные-пучины”, в “гнилые колодцы”. В заговорах можно найти истоки современных формул психотерапевтических внушений. Их построение почти подобно.

    Первая часть — обращение, психологическая настройка, вторая —-терапевтическая: просьба-требование отогнать “хворь” — болезнь, вылечить определенную часть тела (с голубых глаз, с больных рук, ног), отличающаяся четкостью, направленностью (у раба такого-то). Завершается заговор словами закрепления, обращенными в будущее: “слова мои истинны, верны и крепки”, “слова сказаны и ключи в воду”. Большое внимание при произнесении заговоров уделялось интонации голоса. Лечебный эффект заговоров не ограничивался словесным. Заговоры включали в себя и определенные мероприятия, имеющие психотерапевтические воздействия. Поэтому их можно разделить на словесные заговоры, заговоры действием и заговоры словом и действием. Ритуалы-действия без словесного сопровождения имели меньшее значение и меньшую распространенность в народной медицине. Из заговоров действием можно выделить “относ”, когда целитель заговором-ниткой, делая узелки, измеряет больные части тела, отрезает кусочек ногтя, волос, помещает это в кусочек хлеба (символ жизни, плодородия) и рано утром бросает в воду — символ очищения. Как считали и считают до сих пор, ворожеи не только лечили, но и могли наслать “порчу”, при этом не обязательно прибегали к магическим обрядам и заклинаниям, они могли испортить человека одним, возможно, случайным или даже дружеским прикосновением или взглядом. Ученые называют это внушением (индуцированием заболевания), а в быту — “сглаз”, “порча”. Во время приемов приходится слышать, что “бабушки”, “дедушки” часто помогают, выливая “сглаз”, “порчу” с помощью воска, куриных яиц, читая молитву, заклинания, применяя амулеты, браслеты. Здесь нет никакой мистики, все подчинено законам психики человека.

   К индуцированным относятся заболевания, вызванные внушением. Индуцированные заболевания чаще всего наблюдаются у лиц, критические способности которых слабо развиты, или ослаблены. Поэтому они легче всего возникают у легковнушаемых, суеверных, невежественных, отсталых людей и у лиц, находящихся в состоянии аффектов, например, в религиозном экстазе. Заболевание, как и излечение, может возникнуть, если индуктор является для индуцированного(колдун, шаман, целитель, проповедник,  авторитетным лицом “экстрасенс”) и если речь его является яркой, эмоциональной, насыщенной, особенно когда действия ее усиливаются соответствующей реакцией окружающих. К индуцированным заболеваниям относятся массовые психогенные эпидемии, которыми так богата история средневековья. Сюда же принадлежат коллективные галлюцинации, во время которых масса людей одновременно видит знаки на небе и т.д., эпидемии кликушества и фанатизма с самоистязанием, массовым самосожжением, закапыванием в землю заживо. В древнем мире уже хорошо знали приемы, которые приводили к наиболее быстрому и успешному погружению в гипнотическое состояние, и умело пользовались ими. Для гипноза применялись однообразные, монотонные звуковые раздражители, фиксация взора на блестящих предметах. Искусство шамана состоит в том, чтобы совместить ритм бубна с импульсами головного мозга. Одурманенный пахучими веществами, брошенными в костер, пойманный на резонансный “крючок” человек становится чрезвычайно внушаемым.

     Теперь это называется нейролингвистическим программированием (НЛП).

   Друиды приводили молящихся в священные рощи, где вели с ними усыпляющие беседы и под шум листвы и журчание ручьев; большое значение придавалось поглаживанию и возложению рук, тем самым проводились психотерапевтические пассы. Пассы используются для достижения расслабления-гипнотического состояния, обезболивания и т.д. Первые сведения об использовании пассов для гипнотизации относятся к первому тысячелетию до н.э. В египетских папирусах сообщаются сведения о возможности усыпления “своей рукой”. Этот феномен использовали в религиозно-мистических целях, когда священнослужитель заклинаниями “оживлял” мертвого, предварительно усыпленного пассами. Это оказывало огромное психическое воздействие и укрепляло веру в сверхъестественную силу жрецов. В дальнейшем пассы были забыты. Новое “открытие” пассов произошло спонтанно в 80-е годы благодаря деятельности целителей, которых называют “экстрасенсами”. “Экстрасенс” якобы способен воспринимать, аккумулировать, затем при необходимости и излучать некую существующую в природе энергию.

    Эта “новая” теория полностью повторяет вульгарно-материалистические представления Ф. А. Месмера. Вспомним “феномен” Джуны. Нет ничего нового под Луной. В связи с этим большинство врачей не применяют пассы, остерегаясь нареканий в свой адрес. Среди лечебных психотерапевтических воздействий славянская народная медицина использует также своего рода косвенную психотерапию, например, амулеты. Амулеты не только “спасают" от “дурных" влияний, но и способствуют устойчивому улучшению состояния, вере в выздоровление, защищают от болезней, пожара, наводнений и многого другого. Амулеты бывают самых разных видов, форм и размеров. Важно, чтобы он сразу бросался в глаза. Амулет должен привлекать внимание не только ярким цветом, но и необычной формой. В последнее время амулет в качестве оберега используют в какой-нибудь ценной вещи. Например, укрепляют на личных автомашинах. Как говорится, береженого Бог бережет. Хотя здесь срабатывает эффект самовнушения, направленный на предупреждение угона автомобиля (установка противоугонных средств, тщательное закрытие дверей, негласный присмотр и т.д.).

   Преобладающая до недавнего времени отрицательная оценка психотерапевтических аспектов традиционной медицины была связана, прежде всего, с отсутствием четкого разграничения религиозно-мистического обрамления концепции народной медицины и ее практических приемов. Народной медициной занимались не врачи, а философы, историки, представители искусства и др. Распространению народно-медицинских воззрений среди врачей мешает отсутствие научно-психотерапевтических исследований, посвященных этой проблеме, терминологическая путаница. Высокая эффективность психотерапевтических приемов народной медицины издавна привлекала к ней, к сожалению, шарлатанов, невежд, устраивающих из процесса лечения род доходных мистических представлений.

    Одним из вариантов массовой психотерапии является эстрадная гипнотерапия (в том числе теле-видеовнушение). Задача последней — популяризовать психотерапию, демонстрировать резервы человеческой психики. Однако среди эстрадных гипнотерапевтов (в том числе встречаются врачи) много амбициозных и жуликоватых личностей, паразитирующих на людских суевериях, склонности к идолопоклонству, человеческих заблуждениях, жажде чудес, поднимающих себя в собственных глазах, благодаря простодушию, невежеству и доверчивости зрителей. Такого рода эстрадные гипнотерапевты во всех странах играют отрицательную роль: — они порождают или усиливают в общественной психологии мистические чувства, суеверия ( вспомним распутинщину); — подрывают веру в медицину; — провоцируют или вызывают психоневрологические расстройства. Вреда от всевозможных телемагов и целителей несравненно больше, чем пользы. Последняя — единична, чаще всего временная.

     Вокруг эстрадных гипнотизеров группируются личности со склонностью к кликушеству, мифоманству, оговорам и фанатичной неприязнью к тем, кто не восхищается их кумиром. Все это приводит к истеризации и фанатизации общества, к массовым психозам и образованию религиозно-мистических сект, словно вернулось мрачное средневековье. Прилив суеверия в настоящее время сильно идет на подъем.

     В последнее время не только появилось много сочинений о волшебстве, частью в форме исторического изложения, частью в форме перепечатки старинных сочинений о магии, но и в пользующихся уважением философских психологических журналах наряду со строго научными статьями печатались также истории о приведениях и бабьи сказки. Благодаря робости психиатров мы отмахнулись от упадка культуры и не защитили образ жизни. Мы хихикали шабашам Кашпировского, Чумака, “колдунов”, повальному засилью астрологов. Психиатры унижены и запуганы гласностью за “преследование диссидентов”, и мало кто отважится заикнуться о принудительном освидетельствовании народных целителей (некоторые из них являются, мягко говоря, не совсем психически здоровыми людьми). Но в деле защиты здоровья человека нельзя пренебрегать многовековой полезной практикой.

     Опыт психотерапии требует всестороннего изучения: соединение его с достижениями современной медицины поможет достигнуть решительного прогресса в лечении и профилактике многих заболеваний. “…Все человеческие идеи вращаются в ограниченном кругу, то по являясь, то исчезая, но, не переставая существовать. И как раз те, которые кажутся нам самыми новыми, зачастую оказываются самыми старыми; дело лишь в том, что мир их давно не видел… Всякое учение, периодически возвращаясь на протяжении веков, окрашивается отблесками того времени: в котором оно вновь появляется и принимает отпечаток той души, в которую оно проникло. Именно таким образом оно воздействует на людей определенной эпохи” (Р.Роллан). Сегодня задача заключается в том, чтобы критически осмыслить наследие народной медицины, поставив его на службу практическим потребностям психотерапии.


            Андрей Леонидович Рамзанов
     Врач-психотерапевт,психиатр высшей категории.